Аигел: «Выходи — это я»

Вообще этот материал должен был появиться где-то с месяц назад, а именно в день, который последовал сразу за шабашем АИГЕЛ, что развернулся на Вавилоне-на-Кубани 24 февраля 2018 года. Сроки, поставленные самому себе, конечно же были нещадно изнасилованы временем, но сейчас — в дни, когда новости брызжут нефтью и трупным запахом, музыка АИГЕЛ может помочь мне, да и вам разумеется, снова найти ориентир.

Столкновение с российской судебной системой в частности или с государством в целом — зрелище отвратное. Тот, кто был в судах прекрасно понимает, что я имею ввиду. Тот, кто попал в одну из наших удивительно многочисленных колоний или тюрем, понимает все это еще лучше. Айгель Гасинова с Левиафаном столкнулась лицом к лицу — если вы умеете пользоваться гуглом, то быстро найдете предысторию альбома «1190». Если вкратце, то жениха поэтессы посадили на 3 года за «покушение на убийство», при этом — сам заявитель хотел прекратить весь судебный процесс, когда понял, что наказание «слегка» не соответствует бытовой драке.

Искренность, излучаемая Айгель — та самая пища, которую пожирал каждый. Не каждый знал весь бэкграунд певицы, но абсолютно каждый ее понимал — так чувствовалось. И не стоит поражаться, что «18-летние дети» живо и с интересом пропитываются «судебной романтикой». Сегодня у каждого второго есть знакомый, приятель, друг, родственник, что попал под раздачу той или иной статьи из уголовного или гражданского кодекса. Сесть может каждый — если не вы, то ваш парень, если не вы, то ваша девушка, а если никто, то не спишите радоваться — черные люди в черных погонах просто не могут дозвониться до вас по черному телефону.

Мир песен Айгель — это наш мир, оттого и страшно. С другой стороны, этот страх настолько укоренился в нас, настолько стал частью нас самих, что он уже не воспринимается «инородным». Айгель не поет о случайностях или каком-то потустороннем мире — она поет о том, что мы и так знаем.

Безумная эмоциональная отдача и сексуальность Айгель зеркалом отражалась в горящих глазах зала. Передо мной был не коллектив очередных андеграунд-исполнителей, речитативом бомбящий обратную сторону России, но священный фетиш, вбирающий крик молодого поколения, находящегося под прицелом диктата власти. То, что этот крик выразился в форме экспериментального хип-хопа — есть знак. Как и то, что крик прошел через материнское «Я» в густом тумане дым-машины.

Важное открытие — татарский язык. Никогда не думал, что он может звучать так красиво. Конечно студийная запись не сможет передать того драйва, что ощущается на уровне крови перед сценой (поэтому если в вашем городе будет концерт АИГЕЛ — не пропускайте), но попробуйте послушать «Буш Баш» под скоростным настроением — не обещаю, что наутро вы меня будете благодарить, но оно того стоит.


Фотограф: Олег Абраменко

Telegram автора: Дон Кихот за рулем катафалка

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *