Skabbibal: «Для написания текста мне часто приходится истощать себя голодом»

В этом месяце мне пришлось пережить много всякого ада, которое я и врагу не пожелаю: непонятные звонки от ФСБ; потрошение личности на десять противоречивых частей; а потом еще и новость о том, что у меня вполне может быть ВИЧ в крови — отлично, заебись, прекрасно. Если бы не музыка и поддержка друзей, то можно было заказывать себе красивый гроб. К счастью,  друзья у меня оказались отличными, да и саундтрек под весь этот ужас попался тоже прекрасным. В общем, черная полоса жизни прошла под адские и прекрасные напевы ряда крутых исполнителей, о которых я сразу подумал: «Они должны быть на Hellfire». Skabbibal — это именно тот музыкант и творец, с которого приятно открывать нашу апокалиптическую рубрику. Именно под трек «Последние дни» кошернее всего сдавать кровь, ожидая, что жизнь твоя кардинально изменится уже завтра. Ну а под песню «Убей» спокойнее всего дожидаться звонка от ФСБ. Но я заткнусь. Арсений Ярмадов — твой выход. Skabbibal — ты крут. (прим. главного редактора)

Можешь ли ты вспомнить, когда написал свой первый трек? Если не секрет, что послужило «триггером»?

Это был 2010-й год. Все невыносимо мерзко, апатия и депрессия — жалкие попытки суицида сменяли, а то и дополняли пьяный бред. Истерично крича о смерти, но с горечью принимая всю боль, я остался.
Я нашел какую-то часть себя в творчестве.  Это как паразиты, которые живут в нас всю жизнь до игры в ящик, а после — начинают свой пир.  В тот момент мне показалось, что я умер морально, и осталась только беспросветная тьма.

— Что означает твой ник? Это какая-то отсылка к слову «каннибал» или персонажу Ганнибала Лектера из «Молчания ягнят»? 

Я специально придумал ник, у которого нет каких-либо отсылок к чему или кому-либо. Это больной образ в моей голове, которому я дал жизнь с помощью своего оголтелого лирического героя в черной маске, которую я тоже сделал сам.

— Занимался ли ты чем-то, кроме хорроркора? 

Занимался бодибилдингом и пауэрлифтингом, но все это на любительском уровне, а на данный момент и этим не занимаюсь, ведь после войны денег едва стало хватать на еду. Работал я всегда в самых низах общества. Итог — искать себя в этом мире заблудшей душе тщетно.

— Почему так редко радуешь релизами? Пишешь по принципу «лучше меньше, да лучше» или мешают какие-то бытовые дела?

Найти вдохновение становится все тяжелее, жизнь иссякла и увядает, но я выжму её до последней капли. Но в целом верно про принцип.

— Я заметил, что в твоих треках крайне много демонических, оккультных мотивов, которые прям бросаются в глаза. Откуда черпаешь вдохновение? Какие книги надо читать, какую музыку надо слушать, дабы окунуться в твой источник творчества? Или всё лежит вокруг — в простой жизни?

Основа вдохновения это жизнь, а искусство и материалы, которыми вдохновляюсь, предпочту не называть.

— Твой процесс написания трека и записи — как он выглядит? Есть ли у тебя какие-то личные особенности процесса творения?

Для написания текста мне часто приходится истощать себя голодом, чтобы войти в определенное психическое состояние прострации и упадка, которые, в свою очередь, дают сырье для депрессивно-суицидальной тематики, но разбавляя это состояние алкоголем, добавляются агрессия, ярость и мизантропия. Не знаю, как выглядит запись со стороны, но, думаю, сделаю видео этого процесса в ближайшее время.

— В своих тексты ты часто обращаешься к теме наркотиков и алкоголя. Употребляешь? Как вообще относишься к веществам? 

Много всякого происходило за время существования проекта. Были периоды, когда действительно забывался в алкогольном дурмане — к наркотикам же отношение более отрицательное, но и без них не обошлось, а был момент когда я более года вел трезвый образ жизни.

— Кстати, выглядишь ты внушительным амбалом. Особенно в клипе «Гнев».

Как сказал выше, занимался бодибилдингом и пауэрлифтингом. В клипе «Гнев» относительно плохая форма по сравнению с видео «Убей» — в то время я готовился сдать на мастера спорта по жиму, но война все перечеркнула.

— Лично мне ты кажешься крайне конфликтным творцом. Были ли какие-то «бифы» с коллегами? Или ты стоишь вне всей этой баттловой движухи?

Не помню каких-либо конфликтов, если на меня и писали диссы, то я узнавал о них в последнюю очередь, ибо никогда до этого не общался с их авторами. Вообще не интересна баттл-тема.

— Что можешь сказать о положении дел в мире нынешнего русского рэпа? Деградация или прогресс?

Когда становятся массово популярными такие исполнители как Фейс, Кизару, Элджей и прочие, то я думаю, что это деградация. Но если смотреть с другой стороны, то русский рэп шагнул вперед.

— Можешь выделить кого-нибудь? 

Тяжело ответить, так как я практически не слушаю музыку. Но пусть будут Stitches, Butchers Harem, Кровосток.

— Несколько лет назад ты покидал мир хорроркора. А что же послужило причиной столько неожиданного камбэка?

Так как я покинул его не по своему личному желанию, то всегда оставалась идея вернуться, но это было довольно сложно из-за обстоятельств с войной, но черная тропа меня всегда приведет к истокам, где бы я не ходил, потому что мое место здесь.

— Возможно, глупый вопрос, но очень интересно: были ли у тебя какие-нибудь чокнутые фанаты написывающие или названивающие каждый день? А бешенные фанатки, например?

Да, были разные случаи, и один из них привел к определенному сотрудничеству и дружбе.

— Относительно недавно хорроркор стал достаточно популярным жанром в русскоязычном пространстве. Особенно — на Украине и в России. Это может быть как-то связано с обострением политической обстановки?

Возможно и стал, но все еще находится в большой тени. Не улавливаю связь одного и другого, политическая обстановка и популярность хорроркора?

— Часто ли ты сталкивался со смертью? Мог бы убить человека?
Часто, с самого детства и на протяжении всей жизни. Мог бы.

— А если бы сам узнал, что через час умрёшь: как бы ты провёл последние 60 минут?

Я бы их провел как герой игры Hatred.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *