Призывная петля: отдать жизнь Родине

Несмотря на дату в календаре, истории, всплывающие сегодня, нельзя назвать праздничными. Одна из великодуховных скреп с кодовым названием «неслужилнемужик», намертво засевшая в общественном сознании, продолжает приносить свои плоды, коими являются, например, самоубийства военнослужащих. 3 ноября 2017 года Игоря Галченков покинул территорию военного полигона в Хохольском районе Воронежской области, а в 15.50 того же дня его нашли повешенным на водонапорной башне. 9 января дело о доведении до самоубийства было закрыто, о чём семья погибшего узнала только вчера.

Игорь Галченков

Игорь Галченков был по всем характеристикам положительным человеком. В апреле 2017 года он ушёл служить по призыву, и, судя по его звонкам членам семьи, всё шло нормально за исключением конфликтов с одним из сослуживцев. Спустя месяц он подал рапорт на контрактную службу, но за несколько недель до смерти сообщил матери, что передумал, и теперь на него давят в связи с этим. 30 октября он поздравил племянницу с днём рождения и более не выходил на связь, возможно, по причине того, что его телефон находился у другого рядового – да, у того самого, на поведение которого жаловался Галченков. По показаниям того же рядового, он видел Игоря ночью 3 ноября, когда тот потребовал вернуть телефон, в чём ему было отказано. Остальные сослуживцы утверждали, что не слышали этого разговора.

Что имеем по итогам? Труп с повреждениями на лице и груди, полученными, исходя из заключения экспертизы, ещё при жизни. Закрытое дело, на основании того, что погибший мог изувечить себя сам – вот это отличный, в кавычках, вывод. Ещё имеем следователя Монина, закрывшего дело. Тот же самый следователь вёл дело о смерти ещё одного служащего той же части. Смерть под колёсами машины он счёл несчастным случаем, в то же время, по словам сестры Галченкова, проходила информация о пьяном офицере за рулём.

Обстоятельства этой истории отвратительны своей банальностью, точно так же, как дедовщина, беспредел офицерского состава и другие прелести срочной службы. Круговая порука командиров и военных следователей, вынужденное (или трусливое?) молчание сослуживцев и другие прелести срочной службы с отвратительной регулярностью становятся «подарком» для тех, кто так или иначе решил отдать «долг Родине».

Hellfire в Telegram

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *