Репрессии против тех, кто расследует репрессии

Вчера, 5 апреля, был вынесен приговор в отношении историка Юрия Дмитриева — это руководитель карельского отделения общества «Мемориал». Он занимался расследованием политических репрессий, а конкретнее — искал и находил кладбища расстрелянных. Я столкнулся с делом Дмитриева совершенно случайно — нашёл статью о нём, написанную ещё в мае прошлого года. Тогда эта история показалась мне какой-то сюрреалистичной и странной, но сейчас она, во всех смыслах, получила своё развитие.

В июне прошлого года против историка началось дело — его обвиняли в изготовлении детской порнографии и хранении оружия. Когда слышишь о таких обвинениях, сразу складывается «картинка»: ну, значит за дело. Но всё оказалось не так просто. Снимки, которые служили уликами в этом деле, изготовлялись Дмитриевым с целью их предоставления органам опеки как свидетельств состояния здоровья девочки, которую Дмитриев взял из детдома.

Письмо приемной дочери

Приговор петрозаводского городского суда, вынесенный в отношении Дмитриева, состоял в следующем: оправдать по двум статьям из трёх. Идиотские обвинения в изготовлении детской порнографии и развратного поведения были отклонены, но судом было назначено ограничение свободы по статье о незаконном хранении оружия. Прокуратура настаивает на 9 годах колонии строгого режима.

Дмитриев с приёмной дочерью

 

В данном случае стоит отвлечься от сути обвинений, которые предъявили Дмитриеву и подумать, почему вообще он попал в поле зрения органов — да и государства, если уж на то пошло. Россия считается неким «следствием» СССР, и даже в риторике чиновников встречаются суждения о всяческих «оскорблениях памяти» и тому подобном. Вспомните хотя бы информационный шум вокруг картины «Смерть Сталина» — Минкульт и другие органы отреагировали на фильм потому, что он, в некотором смысле, задевает их за больное. Собственно, случаи исторического онанизма, которым занимается власть, не новы — но в данном случае страдает конкретный человек.

Работая с историей, государство чаще всего изменяет её — в угоду той или иной идеологии. Такая работа может производиться разными способами — от возвеличивания и раздувания отдельных аспектов до умолчания и предания забвению других. Дмитриев занимался раскапыванием таких фактов, о которых сейчас в публичном пространстве принято молчать. Никто ведь не любит, когда его тыкают носом в списки репрессированных ни за что? А Дмитриев находил засыпанные рвы, общие могилы, в которые сваливали тела после расстрелов.

Все грехи государства в прошлом — бельмо на глазу государства в настоящем. Люди, которые пытаются вскрыть ужасные и стыдные гнойники истории, делают большое дело — и поэтому рискуют быть замечены властью. Это и произошло в случае Дмитриева.

Напоминаем, что вы можете поддержать наш журнал, купив актуальные футболки «Сел за репост»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *